Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Добро пожаловать!

Меня зовут Анастасия Уманская.
Я психолог. Живу и работаю в Москве.
Провожу индивидуальные и парные консультации и консультирую по SKYPE.
Веду обучающие и терапевтические группы.

Мои клиенты - люди, для которых важно то, КАК они строят отношения с близими (будь то дети, друзья, супруги, родители). Они хотят влиять на свою жизнь и то, что в ней происходит, но им пока не все удается и потому требуется помощь. Мои клиенты - люди, способные учиться, для них терапия - ступень к дальнейшей самостоятельной полноценной жизни, а не вечная подпорка. Мои клиенты - люди творческие, с богатым внутренним миром. Это люди, открытые новому опыту, где есть место контактам с окружающими, способности брать лучшее, а негатив проживать и отпускать восвояси.
Они умны, интеллектуальны, готовы к совместному исследованию своих скрытых мотивов и стремлений. Они смелы, мужественны, открыты и способны доверять и быть честными с собой.
Однако, несмотря на общее, каждый из них единственный и неповторимый. И каждый раз я снова и снова удивляюсь и впечатляюсь, встречаясь с их историями, чувствами, переживаниями и миром, который каждый из них создает.

Кроме работы в моей жизни есть семья - сын, дочь, учеба, хобби и многое другое.

Если Вы хотите процитировать что-то из этого журнала, оставляйте пожалуйста ссылки.

Collapse )

Схема проезда

Стоимость моих услуг

Мои статьи

Я часто консультирую в сообществах. Если Вам помогла моя консультация, Вы можете процитировать любую запись из моего журнала в своем с указанием ссылки на авторство.

Телефон для записи на очную консультацию:
8-916-873-38-43 (с 10 до 21)
Или e-mail:
NastushaMay@mail.ru
Рада быть Вам полезной.

С уважением,
Анастасия Уманская.

Любовь, отравленная виной

Есть люди, которых, кажется, нельзя любить. Или можно, но аккуратно, дозировано. Иначе им становится плохо и больно.
Представляете чудовищность этого? Плохо и больно от любви.
Они не могут быть в близости. Не могут получить многое, столь необходимое. Эмоциональное тепло, поддержку, искренний интерес. Когда мы встречаемся с этой болью в терапии, мы встречаемся со стыдом, виной и нереальной ответственностью. Они говорят, что чувствуют себя недостойными тёплых чувств или что они должны за это тепло так много, что проще и дешевле отказаться.
Я не могу утверждать, что корни этого всегда одни и те же. Но довольно часто мы находим родителей - чаще маму, - которая любила ребёнка слишком сильно, или родила "для себя". Или ребёнок был единственным ее близким человеком долгое время.
Это может происходить не только с одинокими матерями, но и в полных семьях.
Ключевое тут то, что мать, забывая о собственных нуждах, посвящает всю себя заботе о ребёнке. И если для младенца - это оказывается питательной и взращивающей средой, то для подрастающего ребёнка - тяжёлой ношей.
Мамины потребности и мечты никуда не деваются, но так как ребёнок и забота о нем - единственная разрешённая, легальная потребность, то под ее соусом подаются все остальные. И не сбывшаяся когда-то мечта быть отличницей или окончить музыкальную школу становится реальностью любимого ребёнка. Когда чадо бунтует и сопротивляется, его возвращают в рамки дозволенного жёстко - обвинениями в неблагодарности, принуждениями, или мягче - уговорами, аргументами, просьбами.
Общее в этом игнорирование желаний и импульсов ребёнка. Нечестность.
Я не говорю, что честно следовать каждому детскому "хочу". Отнюдь. Честно - услышать и сказать "нет".
Но "хорошая мама" не может отказать ребёнку. Это невыносимо, что столь дорогое и важное существо будет огорчено и недовольно. И тогда легче игнорировать, пропускать, делать вид, что ничего больше не существует. И это самое страшное. Ни мамины желания, ни воспитание, ни любовь. А то, что ребёнок усваивает - любовь - это когда тебя нет. Нет с твоими импульсами, надеждами, желаниями, огорчениями и злостью. И другого опыта нет.
А за то, чтобы быть - нужно очень много отдать маме, она же старалась. Неудивительно, что став взрослым и почувствовав себя хоть немного, человек, отравленный любовью, не подпускает к себе, защищается от повторения.
И для того, чтобы "разлепить" этот комок опыта, требуются огромные усилия и много уже другой, уважительной и осторожной любви.

Родительский невроз

Не знаю, что послужило причиной такого явления, которое я хочу описать - популярность ли книг по воспитанию, популярная ли психологическая литература о детско-родительских отношениях или особенность именно нашего этапа общественного развития, когда нас мотает из крайности в крайность. Но факт остаётся фактом. Думающие родители, стремящиеся стать лучше для своих детей, ударяются в перфекционизм. Со всеми сопутствующими:
- виной
- стыдом за собственное несовершенство
- превосходством над теми, кто "даже не стремится" или "делает все не так"
- и недостижимостью конечной, идеальной цели.
Двигать ими могут совершенно разные мотивы. Одним хочется непременно стать не такими, как были их родители. Другие, катастрофически не доверяя себе и своим детям, ищут и ищут правил верного воспитания. Третьи (таких, кстати, среди тех, кто читает этот текст, единицы) - ищут способы воплощения ребенка-мечты.
Четвертые - запутались в множестве противоречивых рекомендаций и пытаются найти одну, последнюю, единственно верную, которая расставит все на свои места в голове и в душе.
Но у всех этих людей есть общее. Они действительно нуждаются в поддержке. Не в совете или очередном списке правил, и не в странных словах "все будет хорошо", которые неясно, к какому месту прикладывать, чтобы помогало.
А в том, чтобы кто-то услышал сказанное вполголоса "я растерян, я не знаю, что делать" и обернулся.
Чтобы за злостью увидел боль. И вместо пристыжающего цокания языком, просто помог остановиться. Не орать. Не ударить.
Чтобы посидел с любимыми детьми несколько часов и дал побыть в тишине.
Чтобы, чтобы...
Видите, у меня тоже получается свод правил. Для окружающих. Просто всем нужна поддержка. А у нас так мало кто умеет ее давать и брать. А умеющих ещё и клеймят осуждением за слабость и за то, что жалеют недостойных.
Замкнутый круг. Беспомощность.
Но кроме этого круга, есть любовь к своим детям и желание им максимального добра и благополучия. И именно там ресурс. Для тепла и поддержки. В злости, беспомощности и стыде ресурса нет.
А в любви есть.
Ее можно почувствовать просто остановившись, выдохнув и посмотрев на своего ребёнка.
Вдох, взгляд, обьятие. Ещё.
Принимать по необходимости.
Противопоказаний нет.

Одиночество успешных женщин

Я отвожу сына в школу. Комфортно, не спеша. И иду к клиентам. Я люблю свою работу и она отвечает мне взаимностью во всех смыслах этого слова. У школы стоит группа мам, таких же как я, только что проводивших своих совсем невзрослых чад к уроку. Они не спешат, что-то весело обсуждают. Кто-то из них с коляской, кто-то без. Кого-то я немного знаю по редким пересечениям на детских площадках и родительских собраниях. Кто-то мне симпатичен даже. Не сказать, чтобы мне хотелось постоять с ними сейчас. И во мне тоже есть что-то, что можно и хочется пережить в подобной легкой мамской компании, болтая о детях и школе..

Но эта история не обо мне. Хотя и немного обо мне тоже. Это просто одна из сотни зарисовок о жизни, которые я слышу от своих подруг, клиенток, знакомых..

Стильные, красивые, умные, привлекательные, чувствительные и бесконечно одинокие успешные женщины делают в своем одиночестве похожие вещи. Не претендуя на абсолютную истину, попытаюсь их описать.

Что же это за зверь - успешная женщина-одиночка?

Она четко знает, чего хочет. В том числе от мужчины. Иногда даже слишком четко. Настолько, что простой, живой мужчина с его чувствами, несовершенствами и ошибками в какой-то момент точно оказывается не в состоянии вписаться в эту рамку требований и ожиданий. Он либо уходит, либо не пытается. Либо она от него уходит сама, разочарованная.

Но ее ожидания и требования уже не детские мечты о принце. Они приземленные и ясные. Часто выросшие из опыта собственных потерь и разочарований. Требования, которые она предъявляет и к себе тоже.  и успешно выполняет. Именно поэтому они ей не кажутся нереалистичными или завышенными. Ведь ее требовательность к себе лежит в основе того, что она добилась в жизни, каким человеком стала, какой себе может хотя бы сколько-то нравиться.

У нее мало свободного времени. Не всегда потому что она работает сутками. Просто жизнь ее устроена так, что важно использовать каждую минуту так, чтобы не было потом жалко. А, неплохо зная, чего хочет, она знает, как распорядиться временем. Поэтому на то, чтобы ждать принца у окошка ее не хватает. Когда же она летит куда-то между парой из сотни бесконечных дел,  - сама ситуация уже создает фильтр для знакомства и завязывания отношений.

Она привыкла сама. Все решать и делать. У нее нет времени ждать, пока наш "Иван" слезет с печи и пойдет вразвалку совершать подвиги. Поэтому она не ждет и делает. И коня и избу, ну сами знаете. А он, просто дольше думает. И, честно, говоря, чувствует себя обиженным и ненужным, когда не успевает, когда она все сама. А на практике снова не вместе.

Она не умеет сдаваться. Сдаваться в борьбе, и сдаваться власти мужчины - молча, словом, жестом, чувством допустить, что есть область жизни или несколько областей, где он безоговорочно главный. Он, со своим темпом, знаниями, умениями, со своим способом решать. Она очень этого боится. Боится сдаться и потерять себя совсем. Она с мужчиной либо борется, либо держит его на приличной дистанции, оставаясь недосягаемой для его власти, но и для близости с ним. По меткому выражению одной моей клиентки: "я ставлю между нами ножку от табуретки и двигаюсь так, чтобы она не упала. Ни ближе, ни дальше".

Эта красивая, смелая, сильная женщина боится. Боится не только сдаваться. Боится быть увиденной, слабой, обесцененой, уязвимой, покинутой, наконец. Она кричит всем своим существом "защити меня". И вместо того, чтобы выбрать мужчину и обратить к нему эту вполне естественную потребность, решает дать себе все это сама. И плачет у психотерапевта про одиночество и семью.

Как полюбить себя, нарциссизм и хлебная тема для психолога.

Замечательный текст. Рекомендую.

Оригинал взят у nick_pavlov в Как полюбить себя, нарциссизм и хлебная тема для психолога.
Популярной идеей в этих ваших интернетах, равно как и в тренингах по отращиванию личности является идея «полюбить себя сферически в вакууме», равно как и «хватит искать любовь как ребенок», «стань взрослым» и прочие вариации на тему.

Беда в том, что мало кто вникает в саму суть темы «любви к себе». Под не-любовью рассматривается созависимость и зависимость, социально осуждаемое житье с родителями, нелюбимая работа, тревога сепарации, расстройство привязанности и много чего еще.

Мне нравится рассматривать эту тему буквально так, как она возникла в пространстве психотерапевтической практики со времен Зигмунда нашего Фрейда. А если быть совсем точным, то Генри Эллиса (1898), который ввел понятие аутоэротизм. Дядька вообще любил тему сексуальности, исследовал гомосексуализм и прочие темы.

Так вот, аутоэротизм - это и есть предтеча «любви к себе», то есть когда человек аж сам себя возбуждает и хочет сам себя. Фрейд развил эту тему до нарциссизма, и уже век это понятие прочно вошло в диагностические справочники и стигму в головах. Желающие, могут почитать легенду о Нарциссе. Фрейд очень буквально ее использовал в своей работе. Суть нарциссизма - поиск отражения себя в других. В прямом смысле. Нарцисса не интересует другой человек, но как другой отражает его самого. Потому что нарциссу очень хочется простой человеческой любви и принятия. Вот это тонкое место, следите за руками.Я не могу получить любовь от Другого, поэтому хотя бы попробую полюбить себя.Тут то и отрастает нарциссическая грандиозность, а заодно и желание всех убедить в этом.
Но, поскольку он не привык к хорошему отношению и принятию, то все в его жизни очень плохо: много тревоги, разочарований, крахов ожиданий и постоянный эмоциональный голод в отношениях. Очень не хватает любви. Но не собственной к себе, а любви окружающих. Он усвоил, что плохой и всячески пытается доказать, что на самом деле он хороший.

Поэтому такие люди с удовольствием ходят на группы и тренинги, в надежде напитаться принятием и хорошим человеческим отношением. Именно поэтому же, всякие техники, эксперименты и провокативная работа (а садизировать их может очень хотеться) имеют весьма сомнительный эффект. Нарцисс либо старается все сделать идеально (техника), либо обижается (провокации).

Теперь много умных слов про то, как все это получается.

Психодинамическая психотерапия использует две популярные теории нарциссизма: Отто Кернберга и Хайнца Кохута.

Кернберг (1967, 1970, 1974a, b, 1998) описывает нарцисса как заносчивого, агрессивного и откровенно демонстрирующего грандиозность своей личности. Он предполагает схожую организацию психологических защит с пограничным расстройством. Что их отличает, так это хоть и грандиозное, но все же интегрированное чувство Самости. При этом защиты они используют, такие жа как при пограничном функционировании, например расщепление и обесценивание. Для нарциссической личности идеальная самость (Я) и идеальный объект (Другой) существуют в одном пространстве с реальным селф и реальным объектом. Нарцисс идентифицируется с идеальным образом Я в надежде избавится от зависимости от других людей (объектов) и от их образов внутри себя (Gabbard, 1983). Он отрицает все, что конфликтует с его идеальным образом себя, перенося это на других людей. Поэтому то нарцисс и обесценивает часто других людей, потому что видит в них то, с чем борется внутри себя.
Кернберг считает, что нарциссизм - это нарушение развития. Родительское поведение в отношении ребенка колеблется от безразличия к скрытой агрессии и обиде (пассивно-агрессивное поведение в виде саркастических шуток и комментариев, например). При этом ребенку часто отводится какая то специальная роль в семье (талантен в чем-то, надежды, перспективы, качества. Или же у родителей есть идеальный образ ребенка, которого они хотели бы видеть). И ребенок начинает использовать это для защиты от негативной реакции родителей, патологичным образом фиксируясь на своей исключительности. Он расщепляет себя, избавляясь от негативного, приписывая это другим. Если же родители сами явно переживают нарциссическое расщепление и проецируют его, то ребенок становиться целиком и полностью их «ничтожным селф». И тогда, его жизнь становиться подчинена бесконечному перековыванию ничтожного себя с целью приблизиться к идеалу родителя.

Кохут в своей селф-психологии (1971, 1977, 1984) придерживался другого мнения. Он считал, что нарциссизм - это нормальный процесс развития. Здоровая самооценка и патологическая грандиозность существует в едном континууме. Присутствие или отсутствие грандиозности - это не то, чем определяется нарциссизм, а определяется он тем что интернализировано для отделения здоровой личности от ее нарциссического аналога.
Кохут утверждал, что в раннем детстве личность тоже имеет «грандиозное селф», что перекликается с эгоцентрической стадией Пиаже. Ребенок ищет признания своей важности у родителей через механизм аффективного отражения, а проще говоря, признания важности того опыта, что с ним происходит. На важности аффективного отражения в процессе развития ребенка и его значения в формировании пограничной организации и/или расстройства личности строится также психодинамическая психотерапия через развитие ментализации («понималки" себя и Другого) Peter Fonagy PhD.
Если ребенок не получает опыта здорового и адекватного признания со стороны родителей, то его ощущение самости уменьшается, при этом, в бессознательной попытке заработать родительнское признание, начинает разрастаться грандиозное селф. Ну а чтобы пережить разочарование и гнев в отношении родителей, развивается механизм идеализации. Таким образом, развитие застревает в этой точке до тех пор, пока потребность в признании не будет удовлетворена.

Две разных версии также связаны с разным восприятием теории объектных отношений. В рамках этой теории предполагается, что пе­реживание младенцем его отношений с матерью является главной детерминантой формирования личности и что по­требность младенца в привязанности к матери есть мотиви­рующий фактор развития его инфантильной самости. Проще говоря, это представления о себе в отношениях с другими. Кернберг, как и Фрейд верит, что либидо нарциссов направлено на себя.
Кохут же, говорит о том, что понимание объектных отношений возможно через понимание нарциссических устремлений ребенка и как они интернализируются. Он делает акцент на разделении объекта любви и объектных отношений (Son, 2006), опираясь на понятие Селф-объект. Это другой человек, с которым происходит частичная идентификация ребенка (например мать, как часть). Позитивное взаимодействие формирует здоровый нарциссизм. Ну а негативное фиксирует ребенка на состоянии «другой - это гадкая часть меня». Это слияние и мешает им переживать себя отдельно и почувствовать любовь к объекту. Kohut делает вывод, что нарциссизм - это не недостаток объектных отношения, а скорее форма объектных отношений, где объект патологически воспринимается как часть себя.

Психотерапия нарциссизма - много живого человеческого интереса и терпения. И это просто. А еще нарциссическая личность, как никакая другая, чувствует душевные раны другого. И любит ковыряться в них пальчиком. Не специально. Просто если терапевт становиться грандиозным и прекрасным, сам нарцисс оказывается ничтожным и ужасным. И ему очень хочется поменяться местами.

Так вот, все эти пляски про «полюбить себя» считаю коммерчески выгодным брендом. Настоящая работа в нарциссизме - это узнавание себя и формирование внутреннего принятия - спокойного отношения к тому, что человек оценивает как сильные и слабые стороны своей личности и других. То есть снижение силы отвержения и ненависти.

По мотивам Narcissistic Patients and New Therapists. Conceptualization, Treatment, and Managing Countertransference.Edited by Steven K. Huprich

* * *

Любые близкие отношения состоят из попытки дополучить что-то, чего сильно не хватало от родителей и, собственно, близости_с_этим_конкретным человеком. И эти фазы идут в строгой очередности.
Сперва удовлетворение дефицитарной потребности (частичное, временное, чаще всего), а после контакт, диалог. В парных отношениях первая фаза может являться частью того самого "конфетно-букетного" периода, когда мужчина ухаживает за женщиной, дарит подарки, она флиртует и т.п. Или наоборот, она заботится о нем, готовит ему ужины, жалеет, может, даже немного опекает.
А сексуальные отношения возможны только тогда, когда у обоих партнеров детские потребности (в заботе, принятии, признании, защите) хотя бы временно отошли на второй план, уступив место сексуальности и эротическому желанию. Партнеры настроенные друг на друга улавливают эту грань, подобно родителям, взаимодействующим с детьми - когда на физическом уровне понятно, что вот эти ласки асексуальны и в ответ на них не рождается желания и возбуждения, даже если отношения в целом наполнены флиртом и соблазнением.
Например, теплый, заботливый мужчина на самом деле может выполнять периодически роль отца - внимательного, и терпимого, восхищенного подрастающей дочерью, признающего ее красоту и сексуальность, но не переступающего эту границу. Так же женщина может порой выполнять роль матери для мужчины. И в этом нет ничего плохого, до тех пор, пока сохраняется гибкость и роли партнеров не становятся фиксированными.
Мне кажется, эта гибкость - это то, что может быть фундаментом долгосрочных отношений. Когда-то Он может ей быть папой, а Она маленькой девочкой, когда-то они оба могут желать друг друга, будучи взрослыми, сексуальными, страстными, когда-то Она может быть ему мамой, заботиться, беречь, защищать...
И грустно, когда партнеры перестают "встречаться" в сексуальной, диалогической фазе. Это требует направленного внимания. Детско-родительская фаза много устойчивее, т.к. основана на раннем опыте, дефицитах и моделях взаимодействия, которые каждый из нас знает слишком хорошо и бессознательно легко привносит в отношения. А вот быть взрослым - это то, чему каждый из нас учится намного позже. Этот опыт свежее.
По способности поддержать наши внутренние, детские, модели мы выбираем себе партнеров. Очень часто. И это усложняет гибкость ролей. Если Она привыкла быть девочкой-нмфеткой, а он заботливым отцом, в их отношениях будет много флирта и соблазнения, хождения по краю, но сексуальное общение будет неудовлетворительным и душевная близость и открытость вряд ли найдет место.
Я описала пример партнерских отношений, но близкая дружба устроена по тому же образцу - близость, доверие происходят после того, как более острая, часто детская потребность хоть немного удовлетворена.

Последовательность циклов может объяснять, почему одни люди способны быть в долгосрочных отношениях, а другие меняют партнеров как перчатки, находясь в бесконечном поиске того_самого_единственного. Первые способны к более или менее гибкой смене ролей, вторые меняют партнера, как только он перестает удовлетворять огромную, не насыщаемую потребность из детства. А он перестает, потому что он здесь не за этим.
И для долгосрочных отношений важно, чтобы оба партнера были способны гибко менять "роль".

Немного про это, а немного про все остальное будет на моей Летней терапевтической группе "Теплое время". Осталось 4 места.

Украденное детство или "будь взрослым"

В популярных психологических источниках встречается тезис о том, что по-настоящему быть в отношениях с Другим человек может только умея находиться в одиночестве, умея находиться с самим собой, остальное - зависимость.
И, читая это, человек начинает ругать себя за то, что он неправильный и не приспособлен для Настоящих отношений.
Отчасти, это происходит потому, что слово "зависимость" стало почти ругательным. Если ты зависим - ты либо болен, либо ненормален. Следуя за этими страшилками и нежеланием быть "не ок" мы стремимся к самодостаточности, стараясь не замечать собственные потребности в заботе, тепле, добром отношении других людей. Не замечать, что мы в чем-то постоянно нуждаемся. Как часто я слышу фразы:
"если я нуждаюсь в чем-то от него, я слабая"
"мне не должно быть что-то от тебя нужно, я должен все сделать сам"
"взрослый человек - самодостаточный, он может дать себе все, в чем нуждается, самостоятельно"
"если я хочу чего-то от него, получается, он решает дать мне или нет?!?"
и т.д.
Вместе с этим, зависимость - часть жизни, часть отношений.

Collapse )

Перевернутый мир

Когда родитель называет вещи и события другими именами, родами, с иронией или сарказмом - ребенок, особенно, маленький начинает путаться. У него еще не закрепилось правильное понимание. Еще нету чувства юмора, чтобы воспринять иронию.
Когда этого не много и родитель способен в своем экстазе веселья заметить недоумение малыша и остановиться, объяснить, что он пошутил, на самом деле все обстоит так и так - тогда все ок. И ребенок бонусом может научиться отличать серьезность от шутки.
А вот когда объяснения не следует и мир остается "перевернутым" или хаотичным, возникает постоянное сомнение. Сомнение ребенка, как ни странно в себе: а правильно лия понял? а то ли имелось ввиду? Я ошибаюсь или любимая мамочка? - Ну, конечно, я.

Шутки такие тоже разного уровня бывают. Хорошо, если велосипед самокатом называть. А если девочке говорить "пришел", "поел", "поспал"?

"Мне все должны"

Есть такое состояние. Наиболее пагубно для межличностных отношений. С товарно-денежными чуть по-другому. У разных людей это состояние встречается с разной периодичностью. Некоторые проводят в нем большую часть жизни.
Характеризуется чувством неудовлетворенности, спектром эмоций от раздражения до ярости, ожиданием каких-то действий от окружающих: от создания тишины, покупки продуктов до подъема в нужное вам время с утра. Помимо указанных признаков это состояние можно опознать по желанию, чтобы близкие сами догадались, в чем вы нуждаетесь или, в крайнем случае, побежали выполнять при первой просьбе. Отказ неприемлем. А если случается - переживается как унижение, беспомощность, обида.
Такие состояния можно узнать по хаотическим попыткам что-то получить для себя и по тому, как полученное не приносит удовлетворения и требуется что-то еще.
В норме характерно для младенцев от рождения до года,когда угадать о чем именно каждое требование - обязанность матери.

Снаружи такое состояние партнера можно узнать по неизвестно откуда берущемуся чувству вины: вы сделать-то ничего еще не успели, а уже виноваты. И, как следствие, раздражению в ответ.

Обладатели состояния "мне все должны" делятся на две категории:
- первые считают это состояние правдой и единственной нормой жизни и с этим ничего не поделать, пока в их душах не поселится сомнение по этому вопросу. Искусственно поселить в них это сомнение нельзя - это приведет к обидам и "выяснению отношений". В кавычках, потому что к ясности это имеет очень отдаленное отношение.
- вторые в принципе способны выйти в наблюдающую позицию над своим поведением или импульсами. Таким можно помочь, поделившись своим непонятным чувством вины, нежеланиемобижать, расспрашивая, чего именно они хотят. Но главная работа, как водится, самостоятельная.

Совершается в 3 шага:
- заметить у себя описанное состояние, для этого взглянуть на себя со стороны и признать, что это оно
- остановиться и не предпринимать никаких действий, вспомнив, что вы уже большой/большая и вообще-то никто вам ничего не должен. Могут, если захотят. Не более.
- получить ясный ответ на вопрос "чего именно я сейчас хочу и в какой форме"
И только после этого просить или делать это для себя.

Пример.
Вот я болею. Надо сказать, усталость и болезнь - вообще состояния, располагающие к регрессу к более ранним формам поведения. И день этак на 3-4 меня вдруг начинает бесить, что муж слишком долго спит, что попугай слишком громко чирикает,а ребенок слишком быстро разговаривает.
Совершая мысленные операции, описанные выше, я без труда прихожу к пониманию, что мне не очень хорошо и я хочу, чтобы обо мне позаботились и начинаю обращать внименя на проявления заботы, замечать их. Оказывается, достаточно и даже просить ничего дополнительного не приходится. Ну разве что купить носовых платочков.